21 авг. 2015 г.

"Ты всхлипываешь, я рифмую "всхлип""


Вчера, 20 августа мне наконец-то довелось побывать на моноспектакле "Борис Рыжий. Исповедь", которого я так ждала на протяжении нескольких дней после просмотра фильма Алены ван дер Хорст о поэте. Идея создания, а также главная и единственная роль принадлежат бывшему "бумеранговцу", а ныне актеру Московской театр-студии под руководством Олега Табакова Артуру Касимову.
Парень, приезжавший на наш форум в 2009 году и увидевший тот же фильм, захотел стать актером, поступил в колледж при "Табакерке", а по его окончании был принят в труппу. При этом мечта, которой он загорелся еще несколько лет назад на "Бумеранге", в этом году воплотилась в жизнь - режиссер Андрей Стрельцов поставил "Исповедь".
Теперь о самом спектакле. Несмотря на довольно пафосное название, он получился очень живым и трогательным, а актеру после представления и вовсе хотелось пожать руку. Потому что, невзирая на молодость и не такой уж большой опыт(он ведь только-только выпустился из колледжа), Артуру хватило таланта и мастерства сделать спектакль такого сложного,как мне кажется,жанра особенным, запоминающимся, врезающимся в душу. Ведь сейчас в очень многих театрах, в том числе и именитых, актеры чудовищно переигрывают, используют абсолютно неуместную экспрессию и ложную многозначительность, чем портят представляемое собой произведение, и даже обидно как-то становится за автора. Есть очень тонкая грань между подлинно-яркой и пережатой эмоцией, и очень трудно ее не перейти. А Касимову это удалось, он показал поэзию Бориса Рыжего именно с той стороны, которая, с моей точки зрения, максимально близка к правде. Я смотрела и будто видела перед собой поэта, его кривой шрам на лице, слышала его голос, усталый и сиплый, как у подростка, чувствовала запах железа и табачного дыма. 
Кстати говоря, саму постановку я тоже считаю мастерской, металлические лестницы и "леса" были очень в тему, а акценты, такие как падения, удары, разбитая бутылка и разлетевшиеся листы бумаги, были до жути точны. 
Я вышла из зала с комом в горле и потерянным ощущением, которое бывает только тогда, когда что-то затрагивает тебя действительно глубоко. Поэтому на банальные вопросы сверстников вроде "Ну как тебе спектакль? Понравился или нет?" было совершенно нечего ответить, настолько они казались неуместными. Да такие вещи обсуждать и раскладывать по полочкам неохота, они просто остаются для тебя тяжелым, но прекрасным переживанием.
Один из листочков со стихотворениями, которые падали в конце на сцену, я забрала себе. И это может показаться чересчур сентиментальным, но я точно буду его хранить.

"Мне не хватает нежности в стихах,
а я хочу, чтоб получалась нежность —
как неизбежность или как небрежность,
и я тебя целую впопыхах,

О, муза бестолковая моя!
Ты, отворачиваясь, прячешь слезы,
а я реву от этой жалкой прозы
лица не пряча, сердца не тая.

Пацанка, я к щеке твоей прилип —
как старики, как ангелы, как дети,
мы станем жить одни на целом свете.
Ты всхлипываешь, я рифмую «всхлип»."


Аглая Тарасова, 
пресс-центр, команда №20

Комментариев нет:

Отправить комментарий