17 авг. 2015 г.

«Остается только память о любви»

Я долго думала писать это или нет. Мысли остались до сих пор, но не написать просто не могу.
К своему стыду и позору до сего момента я не знала поэта по имени Борис Рыжий. Но по счастливой случайности посмотрела про него фильм. В этом фильме показано, где он жил, что делал, с кем общался. 
Он покончил жизнь самоубийством в 22 года. У него были сын, жена. Но что-то давило так сильно, что даже безграничная любовь к своему ребенку не смогла помочь. Это была вина. Вина перед погибшими. Вина за то, что был жив. Он чувствовал не только свою боль, но и других людей. Чувствовал ее слишком сильно.
И радость посторонняя и боль-
все равно вызывало отвращенье.
И мне казалось даже: нет меня.
Я, вероятно, превратился в ноль.
Я жить ушел в свое стихотворенье-
погас на пепле язычком огня.

Жил, Борис Рыжий, в Екатеринбурге. В криминальном районе. Там его окружали наркоманы, воры, убийцы.

Свалка памяти: разное, разное.
Как сказал тот, кто умер уже,
безобразное – это прекрасное,
что не может вместиться в душе.

Его сын испытывает то, что никто не должен чувствовать: одиночество, предательство, боль и пустоту внутри. «Я люблю издеваться над людьми. Я знаю, что это очень плохая привычка, но без этого никак», - слова сына Бориса Рыжего. В течение всего фильма он показывал свое равнодушие к смерти отца, тем самым пряча свои истинные чувства, но в конце его спросили, остается ли любовь после смерти, на что он ответил: «Любовь после смерти не остается, остается память о любви». Эти слова произвели на меня огромное впечатление, возможно именно они сделали фильм таким запоминающимся. 
Также фильм снят в темных тоннах и местами с замедленной съемкой, что только усиливает эффект от просмотра. Смотреть его было очень тяжело, местами сбивалось дыхание, хотелось плакать, хотелось выйти на улицу от переизбытка чувств. Фильм очень глубокий, который поймут не все. Поэтому многие хлопали в конце не от восхищения, а от радости, что он закончился. Это сильно задевает, но я понимаю, что смысл этой картины до конца не понятен никому.
После просмотра я нашла людей, на которых картина также произвела очень большое впечатление. И с ними, после отбоя села в круг, и мы начали читать стихи Бориса Рыжего. Нам несколько раз говорили ложиться спать, но в такой атмосфере это было просто невозможно.
Сейчас у меня на душе сильный осадок. Не знаю, пройдет ли он когда-нибудь. Не знаю, почувствуешь ли ты, читатель, что я чувствую в данный момент. Всю тяжесть, неопределенность и боль, которую, возможно, испытывали все, снимавшие этот фильм. «Понравился» - слишком маленькое слово для описания этого фильма, больше того, я не знаю ни одного набора букв, которое это покажет. 

Муна Батчаева, 13 лет
г. Москва. Дворец пионеров на Воробьевых горах

Комментариев нет:

Отправить комментарий